Главная / Вдохновение / Дети в резервации

Дети в резервации

«Нечего тебе там делать» — именно так звучит одна из самых ранящих родительских фраз. Часто ребенок слышит ее после своего надрывного, летящего из глубины души крика — «Я хочу с тобой!». А ведь детям всегда есть, чем заняться там, где находятся их родители.

Если, конечно, родители не планируют сделать что-то, что предпочли бы скрыть от посторонних глаз. Но даже в этом случае фраза «нечего тебе тут делать» звучит оскорбительно. Потому что это неправда. Потому что по-честному эта фраза должна звучать так: «У меня сейчас есть дела, которые мне важно сделать в одиночку и не отвлекаясь». Или: «Мы хотели бы поговорить с тетей Катей наедине, потому что у нас, как у многих людей, есть темы, которые мы обсуждаем только друг с другом». Или: «У меня важная встреча, во время которой я не смогу уделить тебе внимание». Это уже не про «нечего делать», а про уважение к личному пространству. Про то, что у каждого из нас периодически возникает потребность побыть одному, посекретничать, поработать в спокойной обстановке. Но объяснять сложно и некогда, и дети слышат то, что слышат. Вместо взращивания в них уважения к нам, родителям, и нашей личной жизни мы почему-то проявляем неуважение к чужой.

Есть родители, которые искренне считают, что ребенку место только дома, в школе, в цирке и у бабушки на каникулах. Например, моя подруга почти никогда не брала дочку в магазин, пока ей не исполнилось 5 лет. Объясняла она это тем, что в торговых центрах грязно, людно, скучно, и ребенок непоседливый. Она ухитрялась вызывать «на побывку» няню, бабушек, дедушек, только бы не стоять с ним вместе на кассе. Другая моя приятельница работает в фирменном магазине и «выписывает» на каникулы дополнительную няню или родственницу из пригорода. Потому что взять ребенка на работу даже пару раз в год ей кажется просто невозможным. Хотя у нее есть отдельный кабинет.

Разговаривая с родителями на эту тему, я поняла, что основных страхов (причем они не всегда осознаются) всего три:

  • Ребенок в людном месте обязательно чем-нибудь заболеет
  • Разумеется, шансов подцепить вирус в людном месте у детей гораздо больше, чем дома. Как и у вас, кстати. Но риск заболеть, посидев в офисном кабинете с тремя взрослыми людьми, намного ниже, чем в закупоренном помещении детского сада с тридцатью чихающими ровесниками. Гораздо легче свалиться с ОРВИ после профилактического похода в детскую поликлинику, чем после посещения магазина. И уж точно гораздо больше шансов заболеть, если ребенок переживает постоянный стресс от разлуки с родителями.

    Страх заразиться вирусом в людных местах напоминает мне страх автомобилей. Но мы все равно каждый день садимся за руль, не вспоминая каждый раз о том, что поезд — значительно безопасней, а велосипед — еще и экологичней.

  • Ребенку будет скучно
  • Скучно? Ребенку? Даже в очереди на почте ребенку веселее, если он с мамой или папой. На почте можно рассматривать открытки и надписи, читать газету соседа, медленно ходить вокруг какой-нибудь бетонной колонны, постепенно увеличивая скорость…

    Всякое бывает, конечно. Помню, 4 года назад я почему-то решила, что концерт классической гитары в консерватории — то, что нужно мне и двум активным мальчишкам четырех и двух лет от роду. На самом деле мне, конечно, просто хотелось самой побывать на этом концерте. Но еще хотелось, чтобы дети услышали волшебную музыку и побродили по коридорам консерватории. Я предусмотрительно села поближе к выходу. Через 20 минут от начала, на чьих-то поклонах, старший ожидаемо громко зевнул, а младший шепотом спросил: «Мама, когда мы пойдем отсюда?». Мы вышли и поехали домой. Но эти 20 минут дети помнят до сих пор. И я часто с улыбкой вспоминаю.

  • Другим взрослым будет некомфортно
  • Это самый сильный страх. Потому что в России общество действительно довольно нетерпимо к детям. У нас принято, чтобы дети жили своей маленькой жизнью в специально отведенных местах и, не дай Бог, не орали и не путались под ногами. Я, например, до 25 лет детей не замечала вообще. Своих не было, а чужие, в основном, в резервациях — на детских площадках.

    Но, как выясняется, даже эта нетерпимость социума преодолевается довольно легко. Собственным примером и уверенностью родителя, что так и надо.

    Одна моя знакомая, работавшая бухгалтером, после обеда приводила в офис двоих детей и отправляла их в колл-центр, где работали, в основном, молодые девушки. Дети там рисовали, собирали конструктор и тихо болтали с теми, кто был свободен. Это было так естественно и органично, что ни у кого ни разу не возникло вопроса — а почему они тут?

    Один мой коллега мало занимался детьми, потому что был плотно занят на работе. А потом жена вдруг уехала на две недели в другой город. Меньше работать коллега не стал, но выяснил, что провести деловые переговоры вместе с детьми — это реально.

    Никто не отказывается от сотрудничества, если ты пришел на встречу с детьми. Их, скорее всего, просто накормят конфетами. А если дети устанут, на помощь придет гаджет с играми и мультиками.

    Но чаще всего мы не берем с собой детей в нашу взрослую жизнь просто потому, что нам скучно, тяжело и неинтересно с собственными детьми. «Нечего тебе там делать» — с этой резкой фразы начинается разобщение семьи. И вот уже подросшие дети замолкают и испытывают неловкость, когда родители пытаются наладить разговор или присоединиться к компании молодежи. Разговор даже и получается иногда, но совсем не такой, о котором мечтают постаревшие мама и папа. Проходит немного времени, и их повзрослевшие дети, весело болтая с приятелями на кухне, выставляют оттуда забежавшего было ребенка: «Пойди, поиграй в своей комнате». Так и сидят по углам три, а то и четыре поколения. Не понявшие друг друга и непонятые.

    Я заметила, что взрослые, вспоминая свое детство, очень часто рассказывают о походах к родителям на работу. Знаете, я одно время очень хотела стать юристом только потому, что два раза побывала у отца в кабинете главного юрисконсульта. Вряд ли папа мог представить, что спустя 25 лет я буду помнить цвет стен его кабинета и скрип вращающегося стула.

    Папа моего друга работал в квартире-музее. Дошкольником он часто бродил по комнатам, заставленным старинной мебелью, картинами и документами. Его родители тоже считали, что «нечего ребенку там делать», но не было ни денег на няню, ни бабушек. Зато у их сына есть теперь увлечение на всю жизнь — творчество любимого поэта и антиквариат.

    Знаю множество историй, когда ребенок время от времени сидел за прилавком. Когда дочь вместе с мамой разносила почту. Истории, в которых дети приходили с мамой-парикмахером в салон красоты и учились не только профессии, но и общению. Настоящему общению взрослых людей разного возраста, разных взглядов и привычек. Я видела, как в Италии мальчишка на рынке соревновался с другими взрослыми торговцами и громко зазывал народ. Вряд ли этот веселый опыт повредит ему.

    Давайте приглашать детей в нашу взрослую жизнь, пока им еще этого хочется. Пока ровесники и собственные секреты и увлечения не вытеснили нас из их сердец. Ведь если кого-то действительно любишь, — хочешь быть рядом и делить и горе, и радости, и простые рабочие будни. Пусть это будут наши дети. Не обуза, не повод для постоянных волнений и беспокойств, а маленькие люди, которые так тянутся к нам и так хотят быть на нас похожими.

    Поделиться в социальных сетях

    Оставить комментарий

    Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

    *