Главная / Вдохновение / Я дура, а ты умная, по горшкам дежурная!

Я дура, а ты умная, по горшкам дежурная!

Не спит, не ест, не записывает в дневник, боится выйти на сцену, боится дразнилок в школе… У кого больше страхов, у мам или у детей? На вопросы родителей отвечает Ирина Лукьянова — журналист, педагог, лектор, писатель, создатель форума родителей детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности «Наши невнимательные гиперактивные дети» и автор книги «Экстремальное материнство. Счастливая жизнь с трудным ребенком».

Ирина Лукьянова

Здравствуйте! Посоветуйте, пожалуйста, что делать, если ребенка дразнят в школе из-за фамилии? Спасибо! Екатерина.

Екатерина, меня тоже в школе дразнили из-за фамилии. «Лукьяшка-обезьяшка». Я прямо зверела и бросалась в бой. Вероятно, ничего хуже я придумать не могла: это все равно, что старательно подливать в огонь керосинчику. Но это не тот случай, когда надо «за себя постоять». Здесь надо оказаться умнее и взрослее обидчиков. И это ужасно-ужасно трудно. Помню, бабушка моя, когда я ей жаловалась, говорила: а меня дразнили Козой. И сразу переставали, когда я стала откликаться. Они мне: Коза! А я спокойно: что? Они увидели, что меня это не задевает, и им стало неинтересно. Но меня это так задевало, что бабушкин рецепт я просто не смогла применить: я прямо воспламенялась, когда меня называли обезьяшкой. А им было ужасно весело, что человек так интересно реагирует: всего-то одно слово, и тут прямо фейерверк эмоций. Это уже потом я стала взрослая и разобралась, что к чему.

Теперь практические советы:

1. Прочитайте книжку Иззи Колмена «Как добиться, чтобы тебя перестали дразнить и травить». Мы с подругой сами ее перевели для нашего сайта.

2.Некоторые дети и по прочтении этой книжки не принимают советов: им кажется, что это советы для слабаков, а единственно возможное решение — отметелить обидчика, чтобы он умылся кровавыми слезами. Такая ситуация требует больше родительского внимания: здесь нужно очень серьезно разговаривать с ребенком о ценностях, о том, что такое настоящая сила, как она проявляется, обсуждать примеры спокойной силы. И разговаривать придется много, по-дружески, а также привлекать к этим разговорам мужчин.

3. Быстрорастворимый совет: научить быстро отбрехиваться и отбривать. Придумать дома несколько смешных и неожиданных ответов на типичные дразнилки — и ввернуть в нужную минуту. Ну вот как в мое время в детсаду отбрехивались: тебе говорят «дура!» — ты отвечаешь «я дура, а ты умная, по горшкам дежурная!» — ну и так далее. Это переводит конфликт в искусство управляемого словесного поединка (рэп-баттлы, ага).

4. Изучать повадки диких дразнильщиков и вести дневник наблюдений: когда они дразнят? чего добиваются? когда отстают? какая реакция их больше всего радует? какая заставляет остановиться? Сделать свое мини-исследование и к каждой ситуации, когда дразнят, относиться как к возможности изучить повадки диких дразнильщиков в их естественной среде обитания. Понаблюдать также и за другими случаями, когда дразнят других — можно даже сделать целый научный проект.

Ирина, дайте, пожалуйста, совет. Ребенок (5 класс) перед какими-то важными школьными событиями (и не только) очень долго не может уснуть. По части неврологии все в порядке. Просто, видимо, вот такой психотип (возможно, в маму). Можно ли с этим что-то сделать, как вы думаете? Или просто жить и принять это как особенность ребенка? Анна.

Анна, я советовала бы, во-первых, с ребенком перед сном и перед важными событиями проговаривать все тревоги и ожидания: мы все знаем по себе, как это мучительно, когда мысли, которые крутятся в голове, не дают заснуть. (Я держу у изголовья блокнот — если мысли слишком сильно достают, я записываю их в этот блокнот, и они перестают меня терзать). Эмоциональный фон очень может мешать уснуть. И здесь — присмотритесь внимательно к ребенку: во-первых, что обычно помогает разрядиться, освободиться от напряжения? Посмеяться над прочитанным на ночь рассказом (или, наоборот, это перевозбуждает)? пробежка? прогулка? ванна? Во-вторых, вместе с ребенком учиться техникам релаксации, они существуют. Ну и не забывать о традиционных, вполне доступных маме: массаж на ночь, почесывание спинки, поглаживание по голове. В-третьих, для верующих семей — молитва. Мы просто все заботы, от которых у нас пухнет голова, препоручаем Богу, а дальше можно спать спокойно.

«Принять как особенность ребенка» — это уже следующий этап, когда ничего не вышло, как ни старались. Но мне кажется, что сейчас как раз вполне возможно, раз уж нет серьезных неврологических нарушений, помочь ребенку брать под контроль то, что контролю пока не поддается (контроль над собственными эмоциями — действительно трудное дело). И если удастся научить ребенка справляться с наплывом мыслей и чувств, расслабляться, засыпать перед ответственными событиями — вы очень поможете дочери в будущей жизни. Это не раз еще пригодится (наверняка знаете по себе).

Ирина, здравствуйте! Посоветуйте, пожалуйста, как воспитать в ребенке смелость. Моя дочь (10 лет) достаточно талантлива: прекрасно поет, танцует, передает разные образы (занимается в театральной студии, танцами, вокалом). И вот недавно мы с ней побывали на кастинге в театре (искали девочку на определенную роль). Дочь так разволновалась, что чувствовала себя совсем не свободно перед жюри. И, конечно, не прошла отбор. Она очень сильно расстроилась. Поняла, что надо быть смелее. Но не получается пока. Заранее спасибо! Юлия.

Юлия, это и для взрослых большая проблема, и люди ходят на специальные тренинги, где учатся, как с собой справляться. Ваш вопрос тоже о том, как учить ребенка саморегуляции — управлению своими эмоциями. Здесь могут помочь и специальные тренинги — как мобилизоваться, как успокоиться. Это поможет и потом: на экзаменах, на собеседованиях на работе.

С другой стороны, у самих актеров тоже есть свои способы справляться с волнением. Мой сын два года подряд поступал в театральный вуз, со второго раза поступил. Это десятки прослушиваний в течение апреля и мая. Они уже ходят туда как на работу. Второй, третий, десятый раз — ситуация становится более привычной, начинаешь в ней лучше ориентироваться, лучше понимать, что делать. Как говорят театральные абитуриенты (вы, кстати, поищите советы для тех, кто поступает в театральные, там очень много толкового в советах бывалых), — очень помогает сказать перед выходом себе: я здесь лучший, я могу, у меня все отлично получится.

И еще, когда ты не прошел прослушивание, — это не значит, что тебя забраковали. Это значит, что искали не тебя: им сейчас нужен кто-то другой. Наконец, то, что очень помогает мне: у меня много публичных выступлений, и я не всегда уверенно себя чувствую. В какой-то момент мне очень помогло осознание того, что люди сюда приходят не для того, чтобы оценивать меня, придираться к моей прическе, одежде, фигуре, манере речи, — а для того, чтобы узнать от меня что-то новое, интересное, что я собираюсь им рассказать. И вот когда ты выходишь на сцену или становишься за кафедру — все внимание сосредоточено на самом деле не на тебе, а на том, что ты делаешь, чем собираешься поделиться. Если читаешь стихи — покажи всем, какие это замечательные стихи и чем они для тебя так важны. Если поешь песню — покажи, какая она прекрасная, делись не собой прекрасной, а песней — грустной, смешной, неси зрителям и слушателям не себя-любимую, а то, что ты им несешь, сосредоточься не на том, какая я дура — ах, ошиблась! — а на том, зачем они сюда пришли, что ты им хочешь рассказать или показать — и рассказывай/показывай, чтобы они не тебя, а Зощенко полюбили, или Бабеля, или русский романс, или чем ты там еще хочешь удивить. Удивительно, как много людей думает о том, что у них мятая блузка, вихор торчит, какие они толстые, что о них люди подумают — и не думают о том, ради чего, собственно, все и затевалось. И мне кажется, это важно понимать.

Иногда советуют — раз уж человек собирается быть актером — войти в образ уверенного в себе человека и от его имени что-то делать. Это мне тоже иногда помогало, особенно в журналистике: я не очень люблю звонить чужим людям, когда им от меня ничего не надо, а мне от них что-то нужно, и мне кажется, что я им досаждаю. Когда я научилась говорить «это Ирина Лукьянова из отдела образования такого-то издания», — мне было гораздо легче: это с вами отдел образования разговаривает, целый большой и красивый журнал. У Владимира Леви в одной книжке была история про застенчивую девушку, для которой терапевт придумал образ раскованной и веселой Кати Кискиной, и ей нужно было что-то делать в образе Кати Кискиной. У меня не очень получается обычно найти внутри себя Катю Кискину, но иногда помогает. Вот это «найти внутри себя веселое храброе существо», почувствовать его внутри себя, запомнить, как оно себя чувствует, и перед тем как выходить к слушателю — вжиться в него.

Ирина, доброго дня! Подскажите, пожалуйста, что делать, если сын (6 класс) не записывает домашние задания? Говорит, не успел или забыл. Потом тратится куча времени на обзвон и выяснение заданного. И второй вопрос: как объяснить нежелание ребенка писать (конспекты и прочее)? Говорит — я так запомню. И, что удивительно, помнит. Но в тетрадях практически пусто. Почерк у него тоже плохой. Иногда я наблюдаю, как он пишет, и такое ощущение, что его это напрягает. В остальном с учебой — пятерки, кроме русского. Кубик Рубика собирает за минуту, на кружки ходит. А с простыми вещами — проблема. Лиана.

Лиана, для начала выяснить, в чем конкретно проблема. Причин может быть несколько, например:

1) нежелание этим заморачиваться, потому что все это вообще мне не надо, это маме надо;

2) неорганизованность и непонимание, где и как это лучше делать (дневники еще существуют?);

3) проблемы с самим процессом письма.

Это то, что я могу предположить с ходу, а может быть еще десяток причин. Например, прослушал на уроке, не обратил внимания, прохлопал ушами, или учительница непонятно объяснила, или быстро стерла… Наконец, с тех пор как появились электронные журналы — все массово стали верить, что запись домашнего задания — это исключительно ответственность учителя.

Для всего этого — свои решения. Но вот из того, что вы пишете, складывается ощущение, что основная проблема может быть в мелкой моторике. А шнурки он как завязывает? В какую еще я бы сторону подумала: утомляемость, низкий энергетический тонус мозга; неврологические проблемы; депрессивность, дистимия — все это тоже может приводить и к ухудшению почерка, и к пустоте в тетрадях.

В общем, что бы я предложила: во-первых, дружеский разговор с ребенком о том, нужна ли ему тут помощь с самоорганизацией. Можно подумать о системе краткого конспектирования самого важного, которая ему самому может нравиться; системе записи его дел и домашних заданий, которая его самого устраивает. Лично я перепробовала много разных способов планирования, пока не пришла к системе из двух рукописных книжек, из которых маленькая всегда лежит в сумке, а большая всегда в изголовье, — и это моя личная система.

Во-вторых, возможно нужна консультация с неврологом, если вы замечаете, что и в самом деле есть утомляемость и проблемы с моторикой. Про депрессивность — совершенно необязательно это ваша история, но так тоже бывает: видела своими глазами случаи, когда тяжелая депрессия проявлялась на первых порах тем, что ребенок перестает вести тетради, перестает записывать задания, потом все предметы оказываются в одной тетради… Разумеется, были и другие проявления, но вот это, в тетрадях — очевидный признак. Ну и еще: смотрите, где и как можно сэкономить усилия, если ребенку в самом деле трудно записывать домашнее задание (родительский чат, электронный журнал?). Я, кстати, в школе никогда не записывала задание в дневник, а всегда писала его на полях в тетрадях. Очень удобно: открыла — и вот тебе домашка последней записью.

Всего хорошего!

Подготовила Анна Ершова

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*