Главная / Вдохновение / Психолог Ирина Млодик: почему слияние не имеет отношения к любви

Психолог Ирина Млодик: почему слияние не имеет отношения к любви

Многие из вас за свою жизнь хотя бы раз испытывали это потрясающее состояние удивительного единства в крепком, нерушимом и блаженном «мы». Состояние, когда слова не нужны, мы знаем и чувствуем друг друга, действуя как слаженный и единый организм. Остальной мир как будто бы не существует, только ощущение, что между нами нет границ, мы часть друг друга, а потому всегда готовы отдать жизнь за любимого, и, конечно, уверены в том, что и ради нас принесут эту священную жертву. О том, почему слияние, или симбиоз, на самом деле не является любовью, и как с этим справиться, в своей новой книге «Жизнь взаймы» рассказывает психолог, экзистенциальный психотерапевт Ирина Млодик.

Ирина Млодик

Почему слияние и любовь не имеют друг к другу никакого отношения

Слияние так похоже на любовь, что перепутать очень легко. Хотя есть одна существенная разница. Любовь к Другому подразумевает его наличие. А в симбиозе Другой исчезает. В каком-то смысле любовь, конечно, существует, но, по сути, это любовь к постоянству, безопасности, единству.

Чтобы любить Другого, нужно замечать, уважать и принимать его и ваше «Я», в том числе ваши отличия. Всему этому, как вы понимаете, в симбиозе места нет.

Патологический симбиоз, в отличие от любви, это:

1. Требование, направленное к другому: ты смысл моей жизни. Без тебя нет меня. Я посвящаю тебе свою жизнь. В ответ я требую и ожидаю того же. К тому же ты должен быть мне вечно благодарен за эту мою жертву.

2. Парадокс заключается в том, что все внимание направлено на другого, но видят эти люди при этом только себя. Ты поешь. Ты надень. Тебе нужно отдохнуть. Ты останься. Тебе стоит сделать это именно так. Ты возьми. Ты не спорь. Ты послушай. Все ради тебя. Мне самой ничего не нужно.

В симбиозе каждый заботится только о себе, но представляет и преподносит все так, как будто заботится о Другом. Никто в симбиотической паре или системе не является живым и отдельным, обладающим чем-то своим, он лишь часть важной программы, которая нужна для поддержания спокойствия и равновесия. Другого не спрашивают, за него решают. Попробуйте сделать по-своему в симбиотической паре, и вы встретитесь с жестокой обидой, причем вам о ней даже не скажут, просто подожмут губы и будут молча страдать, а вы должны догадаться, что именно не так вы сделали. Вам будет и невдомек, что вас так манипулятивно наказывают за своеволие.

3. В симбиозе вас грабят, потому что в нем нельзя иметь ничего своего, личного. Как ты можешь что-то скрывать от меня? Я должна все о тебе знать. Как ты не можешь сделать? Я же попросила! Какие у тебя от меня могут быть секреты? Что значит «это мое»? Что значит «тебе некогда»? Что значит «ты решил»? Как это ты не хочешь?

Вы не вправе распоряжаться своим временем. Слиятельный родитель или партнер будет требовать от вас немедленного включения в его проблемы. Вы должны откликаться и являться по первому зову. «Можно я тебя побеспокою?», или «Ты не очень занят?», «Когда освободишься, я хотел бы тебя попросить…» — эти фразы не из их словаря. Им надо, вы должны немедленно оставить все, чем вы заняты, и сделать все, что просят. Если вы не откликаетесь немедленно, это означает, что вы сейчас не для него, а за себя, и это непростительно.

Но самое важное: у вас точно не должно быть собственных, отдельных от «наших» желаний. Иначе что же получится? Ты хочешь одного, а я, например, другого. Хотеть да еще явно об этом сообщать — это так некрасиво. Ведь это означает стать явным, обнаружить свою потребность, нужду. В слиянии же этого как бы нет или быть не должно. Классика жанра. Как часто вы это слышали: «Я тебя еще что, просить должна?» Подразумевается, что ей ничего не нужно. Но так невозможно жить. Всегда что-то нужно. Об этом просто нельзя говорить, нужно догадываться и предлагать. По правилам игры вашу заботу примут только после того, как вы были настойчивы и предложили три раза.

4.В симбиозе нет и не должно быть никаких границ. Особенно внутри самой семьи или пары. В этом суть. Все, что нас разделяет, вызывает сильнейшую фрустрацию, которую невозможно перенести. Но отделять одно от другого — в этом и заключается функция границ, в этом их свойство и предназначение. В симбиозе границ нет. Все наше, общее, а значит мое в том числе, и непонятно, кто именно хозяин. Раз нет хозяина, то и вопрос ответственности также остается открытым.

Когда нет границ, значительно повышается риск использования. Например, манипуляции: «Ты что, не понимаешь, тете Вере самой очень трудно огород вскопать, я ей уже пообещала, что ты в субботу приедешь и все сделаешь! Как не можешь? Она же расстроится! У нее же сердце!» Или прямое использование: «У него же золотые руки. Он вам за так в субботу все починит, правда, Петя?» Это, кстати, называется быть добрым за чужой счет.

Где же здесь любовь? Нет любви. Только прямое и непрямое использование и насилие. Печально? Очень. Душераздирающее зрелище. На любовь совсем не похоже.

Как вернуть свою жизнь, если вы уже в симбиозе

Если вы в симбиозе давно, с детства, то я вам искренне сочувствую, потому что выбираться из привычного «рая» вам будет очень непросто. И чаще всего без помощи кого-то третьего вам это и не удастся. По нескольким причинам.

1. Вам трудно осознавать себя и доверять своим ощущениям. Если вы находились в слиянии долго, то вы либо отчасти потеряли связь с собой, либо ее еще не приобрели. В симбиозе вы мало обращались к самому себе, все ваши психические функции были направлены на то, чтобы обслуживать вашего партнера по слиянию или вашу совместность. Если вы и думали о себе, то в основном о том, чтобы не «огрести» какую-то обиженную или иную пассивно-агрессивную реакцию, отвержение или наказание игнорированием.

Стремление к чему-то другому, что находится за пределами слияния, может пробудиться, если вы вдруг осознаете: это вам необходимо, привлекательно и интересно настолько, что вы отважитесь на бунт. Вот тут и нужен третий. В те моменты, когда вас будут одолевать сомнения или вы будете теряться в вопросах: «А нужно ли?», «Да стоит ли?», «Да, может, не надо…» — нужно, чтобы этот третий (ваш друг, какой-то близкий человек или психотерапевт) напоминал бы вам о вашей мечте и желании и говорил: «Ты всегда хотел этого» или «Ты хотел этого очень сильно. Когда ты рассказываешь об этом новом, у тебя горят глаза, ты оживаешь и кажешься полным жизни».

2. Ваше отделение, сепарация будет сопровождаться сильными переживаниями, обвинениями и манипуляциями с намерением вернуть вас назад, в симбиоз. Укоризненное «как ты можешь?», стыдящее «кто так поступает со своими близкими?», скрыто манипулятивные попытки заболеть или слечь с сердечным приступом, явно манипулятивные попытки суицида, отобрать детей, повлиять через других родственников и близких.

Такой вал обвинений и страданий не сможет оставить вас равнодушными. Отчетливая вина и понятное нежелание, чтобы ваши близкие страдали, могут снова отбросить вас назад, прочь от ваших попыток и желания отделиться.

В этом случае тоже нужен третий (между вами и слиятельной системой), который будет помогать вам опознавать манипуляции, не поддаваться им, напоминать вам о ваших правах, учить вас разделять, где чувства других людей, а где — ваши. При этом задача такого отделения — обрести большую автономность, не разрушив важных для вас людей и отношений с ними.

Чтобы быть устойчивым в чужих манипуляциях, нужно проработать те «кнопки», на которые привычно давит манипулятор, чтобы получить желаемое. Если это близкий вам человек, то ваши «кнопки» он прекрасно знает, особенно если он же когда-то участвовал в их создании. Отлично работают стыд, страх покидания, страх уничтожения, вина («Ты моя жизнь, мой смысл», «Я без тебя не справлюсь, погибну», гордыня «Без тебя все рухнет», «Только ты можешь…»). Что такое «проработать кнопки»? По сути это переработать те травмы и страхи, которые делали вас такими зависимыми от другого и такими безоружными перед их мнением, присутствием в вашей жизни, отношением.

И тогда символическая фраза: «Если ты не будешь меня слушаться, то я тебя покину, уйду…» — потеряют власть над вами, и вы сможете сказать: «Хорошо, если тебе это нужно, уходи. Мне будет печально потерять тебя, но я справлюсь». Или на слова: «Если ты меня покинешь, то я покончу с собой!» — вы можете ответить: «Мне неприятно, что ты меня шантажируешь, но если ты хочешь умереть, то это твое право. Жизнь твоя, и ты ею распоряжаешься». Или на фразу: «Уходи, но детей ты не получишь», — вы можете ответить: «Я зол на то, что ты собираешься использовать наших детей, чтобы прожить свою обиду. Я буду бороться за них и получу право видеться с ними в судебном порядке, если мы не договоримся».

Конечно, вы можете сказать партнеру эти как бы правильные слова, но если внутри вас не будет ощущения, что вы имеете право на отделение, на защиту от манипулятивного шантажа, то манипуляции будут продолжаться. Совсем непросто позволить Другому переживать ваш уход, сочувствовать его боли, сожалеть, как трудно ему дается ваше отделение, и при этом продолжать отделяться, потому что это ваш насущный выбор. Манипулирующий Другой обычно как-то бессознательно знает и чувствует, действительно ли крепки ваши новые границы или стоит надавить на них, и они снова будут сметены, падут. Если это произойдет, то вожделенное слияние снова восстановится и станет еще крепче, поскольку у вас, непослушных, останется море вины и раскаяния за неудавшуюся попытку к бегству и страх перед новым бунтом.

Поэтому прорыв из слияния должен быть хорошо подготовлен. А желательно (в некоторых ситуациях это вполне возможно), чтобы происходил не революционно, а постепенно. Вы можете начать поэтапно создавать дистанцию, чуть большее расстояние, чуть больше прямоты, немного автономности и права хотя бы иногда быть отдельно. Постепенно все больше границ и личного пространства, права не быть на все сто процентов вовлеченным в чужую жизнь или проблемы. Все это также будет сопровождаться обидами с той стороны, манипуляциями и желанием вас наказать. Но если вы будете убедительны и тверды, сможете выдерживать пассивную и прямую агрессию, отвечать на нее прямо и корректно, то сепарация вполне может произойти относительно мирным путем.

3. Вам будет трудно и очень тревожно покидать это «райское» место.

Слияние, в котором вы жили, — это хорошо вам понятная схема. Как бы сложно вам ни жилось, зато вы знаете там все, до мелочей. Или кажется, что знаете. Но тем не менее это хорошо знакомая, исхоженная и исследованная территория. Но сепарированный, вышедший из слияния взрослый человек узнает себя так, как раньше никогда не знал, он постигает близких с совершенно другой стороны, он по-другому начинает любить их, когда узнает их отчетливее, по сути заново знакомясь с ними. У него появляется шанс на то, чтобы совсем по-другому проявляться, ощущать и чувствовать. Его мир пугающе расширяется, и ему предстоит его исследовать и обживать. Все это, конечно, сопровождается тревогой.

Во-первых, тревогой не справиться с самим отделением. Ведь можно потратить много сил на то, чтобы уйти и так не смочь уйти, но силы потерять. Во-вторых, если вас убеждали, что за пределами слиятельного круга «мы» вы встретитесь с недружелюбным миром, то попадать туда тоже может быть страшно, особенно если вам грозят за это полным разрывом связей с близкими. В-третьих, если вы мало знаете, кто вы такой, то вы не представляете, на что вам опираться внутри себя, делая шаг в неизведанное. Вы не способны вообразить, что вы можете, чего вы стоите, как на самом деле будет реагировать на вас окружение. В-четвертых, вы можете не представлять себе, чего же можно хотеть, заполучив эту вожделенную жизнь, ведь хотеть вам тоже не разрешалось, хотели за вас. А здесь придется делать это самому, и не на кого будет пенять и обижаться, если будете хотеть «не то». Еще и поэтому вам понадобится поддержка: успокаивать, утешать, подбадривать, помогать вам открывать разные части себя, вместе переваривать ваши тревожные ожидания, поддерживать в вас веру.

4. Одновременно с сепарационной тревогой вас будет преследовать и печаль.

Если вы осознаете, что какой-то этап в вашей жизни заканчивается, то печалиться по тому хорошему, что там было, естественно. Если мы не умеем или запрещаем себе грустить об уходящем, трудно будет отпустить прошлое. Иногда почти невозможно отпустить уходящее: мы боимся самих чувств, переживания потери, печали, тоски. Как будто, если мы печалимся, это значит, что мы совершаем неверный выбор, отпуская. Будто бы верный выбор — это тот, благодаря которому мы будем получать исключительно приятные эмоции. Будто бы правильная жизнь — это исключительно приятные эмоции. Но жизнь — это не только радость и удовольствие, это самые разные переживания всего спектра эмоций и чувств. Поэтому если вы будете грустить по уходящему, то это нормально. Это ровно то, что вам требуется. Печаль позволяет признать ценность того, что было, испытать благодарность и признание тем людям и событиям, которые наполнили ваш прежний период. Эти же признание и благодарность помогут вам возвращаться в эти отношения обновленным, самому себе интересным и качественно другим. Они же стимулируют вас заново узнавать ваших близких, которых, как вам казалось, вы хорошо знаете. Конечно, вы знали их как младенец, находящийся в материнской утробе, изнутри. Но увидеть их еще и с другой стороны — настоящее приобретение, какими бы сложными ни оказались ваши открытия.

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

348 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress