Главная / Вдохновение / Ворчливый муж. Почему он такой и что с этим делать

Ворчливый муж. Почему он такой и что с этим делать

Когда пилит жена, свекровь, теща — это как-то привычно, по крайней мере, для народно-фольклорного предания. А что делать, если все время ворчит муж? Об этом, не без привлечения своего психологического образования, рассуждает протоиерей Александр Дягилев, руководитель семейных епархиальных программ в Санкт-Петербурге.

Протоиерей Александр Дягилев
Фото Андрея Петрова

Почему-то считается, что чаще пилят женщины, чем мужчины. Как вы считаете, зависит ли от гендера ворчливость?

На мой взгляд, зависит. У среднестатистической женщины коммуникативные способности выше, чем у среднестатистического мужчины. И мужчины чаще предпочитают какие-то неприятные ситуации зажимать в себе, терпеть, никак не выражать свои эмоции. Или уж, когда они накапливаются, выражать во вспышке гнева и тому подобном. Потому что общественное восприятие поведения идеального мужчины таково: мужчина должен быть сдержанным. А для женщины считается нормальным, если ей что-то не нравится, сразу об этом сказать; повысить голос, поворчать, заплакать. Кроме того, женщина умеет одновременно делать несколько дел, может легко обратить внимание на какую-то мелочь, при этом занимаясь чем-то своим. Мужчины, как правило, всецело погружены во что-то одно, и просто на второстепенные вещи не обращают внимания до поры до времени, пока они сильно не задевают.

Но я обрисовываю картину в целом, это скорее «общая температура по больнице». В каждом конкретном случае, конечно, бывает по-разному.

А от возраста зависит? Чем старше, тем ворчливее?

Иногда внезапно проснувшаяся ворчливость дедушки связана именно с тем, что человек всю жизнь молчал под влиянием определенной социальной роли. Не позволял себе ничего высказывать. А под старость лет — «дедушке можно». И его прорвало за все минувшие годы. А когда один раз себе что-то позволишь, это становится нормой.

Можно ли сказать, что когда человек неравнодушен к другому, тогда он и «докапывается», ворчит? «Не сиди допоздна у телевизора», «ты слишком плохо питаешься…». А когда становится равнодушен, устал от всего, — тогда и пилить перестает. Может, тут по принципу «ревнует, значит, любит»? Ну, в смысле, «пилит, значит, заботится»?

Но при этом «пилит, значит, не доверяет». Ведь это попытка контролировать каждый шаг, подразумевая, что я лучше тебя знаю. И если человеку постоянно делают мелкие замечания, используя слово «ты», ему может показаться это унизительным, и он может ответить: «Ты что, меня за идиота считаешь?»

Я себя на таком тоже ловлю: например, машину моей супруги несколько раз увозил эвакуатор. И я всякий раз теперь начинаю беспокоиться: «А ты проверила, там нет знака? А ты точно посмотрела?»

Ну, вашу тревогу можно понять, с одной стороны. Но, с другой, — да, тут и недоверие, и дальнейшая инфантилизация того человека, которого ты все время перепроверяешь.

Очень часто такой образ поведения присущ созависимым людям: включается роль спасателя. Ты еще не бедствуешь, а тебя уже спасают. Попытки причинить счастье, насильственным образом избавить от проблем часто провоцируют обратную реакцию. Когда слишком много ворчат, возникает сильное желание поступить вопреки тому, как меня пытаются принудить себя вести. Даже несмотря на то, что вроде бы советуют правильные вещи. Это немного нелогично, но это естественная реакция человека на насилие. Если меня хотят заставить что-то делать, я поступаю иначе.

Могу поделиться личным опытом. У нас была ситуация, когда несколько раз моя супруга сильно возмущалась тем, что я сижу за столом с алкоголем. Например, тесть мне рюмку налил, а у Любы негативная реакция и на тестя (ее папу), и на меня. Когда это происходило при гостях, это в особенности вызывало чувство и возмущения, и стыда, и гнева. Как будто я алкаш какой-то, которого пытаются заставить не пить. И для меня эта рюмка стала символом свободы. То есть меня пытаются принудить не пить, как мне вырваться из этого принуждения? Именно пить. И как только супруга уходит в другую комнату, мы — раз! — сразу с тестем по рюмашке.

А дальше я себя поймал на том, что действительно стал принимать больше алкоголя, чем раньше. Тогда мы с женой эту тему проговорили, и она перестала мне — особенно при гостях — делать какие-то замечания. И у меня, соответственно, исчезло желание втихую с тестем выпивать. Даже могу сказать так: пить мне стало просто неинтересно. Я не трезвенник, обет трезвости не давал, могу иногда выпить, но большого желания нет. Например, в этом году Пасха была у меня абсолютно безалкогольной — и мне даже нравится это состояние: я работоспособен, мне хорошо.

Подытожу: исчезло принуждение, и значит, я стал употреблять меньше алкоголя. И наоборот, когда пытаются заставить что-то делать, — получается обратное. Это тандем зависимого и созависимого человека, и так происходит не только в связи с алкоголем. Один пытается уберечь другого, а тому хочется вырваться из-под контроля и сделать именно то, от чего его хотят уберечь.

Иногда в ситуациях, когда второй все время делает замечания, легче приврать, чтобы супруг не докапывался. «Я тебя просил не покупать в гипермаркете рыбу, это очень дорого. Ты снова там, что ли, купила?» — «Нет, я на рынке купила, где дешевле». Описываю реальную ситуацию, когда жена с коляской, и ей на этот рынок ради небольшой экономии тащиться совсем неохота. Скандала тоже не хочется. Приходится привирать.

За ворчанием очень часто стоит сообщение: ты плохой, если не поступаешь так-то и так-то. Если ты поступаешь не так, как хочет ворчащий человек, — то получается, что ты сам себе наклеиваешь ярлык на лоб: «я плохой». В приведенном вами примере жена понимает, что если муж узнает, где она купила рыбу, то это приведет к конфронтации. Потому что муж не принимает, что у жены может быть другое мнение.

Кроме того, пилить — это действительно как зубчиками постоянно по одному и тому же месту водить. Пусть не столь серьезно, не до крови, но это вечно раздражающий фактор. И рано или поздно у человека срабатывает защитная реакция: все, что угодно, лишь бы не поток замечаний и упреков. Тогда начинается та самая ложь. Но ложь, к сожалению, реальные отношения разрушает. Лжи свойственна такая закономерность: человек, который встал на этот путь, дальше начинает врать даже тогда, когда можно и не врать. Это становится привычкой. И очень часто это опять уход в какие-то зависимые отношения. К тому же рано или поздно правда вскрывается, и тогда случаются конфликты, и возникает тотальное недоверие: «Все, тебе больше верить нельзя».

Как быть в такой ситуации?

Может быть, постараться рассказать о своих чувствах? «Я чувствую страх и неуверенность, когда понимаю, что мне с коляской через две дороги придется идти. Это далеко, и стоят ли потраченные силы и время той разницы в цене? Не все измеряется деньгами».

Видела картину довольно странного поведения мужа. Жена сидит дома с детьми, старается, готовит, дом в порядке. Но он всегда находит, к чему придраться. Может, например, при гостях как бы «дружелюбно» подколоть: «Ну, у Оли вечно недосолен борщ». Жена, кстати, даже не перечит, не спорит. А вот меня покоробило.

Да, это очень обидно. Можно предположить, что у этого мужчины так же вели себя папа и мама. И для него это естественная схема. Но в любом случае это игра, которую в психологии называют «попался, мерзавец». Когда человек сто дел сделал великолепно, а сто первое как-то не так.

Что за этим стоит? У психолога Михаила Литвака есть прекрасная схема устойчивой личности: когда все четыре ножки «табуретки» — ножка «я», ножка «ты», ножка «они» и ножка «реализованность, труд, польза» одинаковы. И вот если у меня укороченная ножка «я», то чтобы моя табуретка не рухнула, мне проще всего найти повод придраться и подпилить ножку «ты». «Ты плохой». И мне уже легче. То есть я чувствую какие-то угрызения совести относительно себя, своего поведения, либо чувствую ущербность своей личности, или что-то еще, — и чтобы утвердиться, что не я один такой плохой, мне нужно найти недостатки в другом. Я их нахожу, тыкаю пальцем — и чувствую себя великим. По крайней мере, оказывается, я лучше, чем ты. Я-то борщ всегда досаливаю (то, что он его вообще не варит, — вопрос второй). Человек просто-напросто в этот момент решает свои проблемы.

Как реагировать на постоянные замечания от мужа, который любит, чтобы было «все правильно». «Клади ключи на место, ты же потом не найдешь их», «Я тебя просил повесить белье утром, чтобы оно высохло к вечеру, а ты явно забыла, я вижу, что оно еще влажное». И т.д. Но, например, жена может быть другим человеком — более безалаберным, что ли. И ей так комфортнее. Люди ведь по-разному относятся к мелочам. Как быть, подстраиваться? Идти на конфликт?

Как сказано в Евангелии: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним». В данном случае муж делится своими сильными неприятными чувствами. Он разочарован сырым бельем. За этим стоит не вопрос белья, а вопрос невыполненной просьбы — я же тебя просил, а ты не выполнила. И вопрос доверия: а могу ли я тебе доверять? Ты сказала «да» и не сделала.

Поскольку муж, видимо, очень обязательный человек, человек слова, его, соответственно, раздражает, когда кто-то не выполняет своих обещаний. Хотя за абсолютной правильностью может тоже стоять эта подпиленная ножка «я». Я хороший, если все сделал правильно и вовремя. Может даже за этими придирками стоит такое: я тоже хотел бы быть немного безалабернее, но я себе не позволяю, я себя держу в ежовых рукавицах. И меня злит, что ты можешь себе это позволить: повесить белье через пять часов, а не жить, как робот, по расписанию. Его это раздражает, и снова то же: если я ножку «ты» подпилю, мне станет от этого легче.

И что делать в таком случае?

Здесь можно попытаться назвать его чувства: «Ты, наверное, очень разочарован…».

Понимаете, неприятные чувства можно сравнить с баллоном, у которого есть клапан. Клапан рассчитан на некоторое давление. Как только давление в баллоне превышает допустимое, клапан срабатывает, чтобы баллон не взорвался. И вот это ворчание — это сработавший клапан. Значит внутри — гиперповышенное давление. Если его каким-то образом стравить — а стравливается оно как раз через активное слушание, когда я пытаюсь назвать твои чувства, — то, может, удастся баллон разрядить настолько, что клапан закроется и какое-то время человек будет счастлив и доволен. И не будет так ворчать.

Потому что за ворчанием часто стоит какая-то ноющая боль. Вот за острой болью стоит крик, а за ноющей, как тупая зубная боль, — стоит раздражение, постоянное ворчание. Его все раздражает, он вечно недоволен чем-то, — но на самом деле за этим стоит следующее: мне плохо, мне плохо, мне плохо…

А мы обычно сразу же переключаемся на себя и не понимаем, что за этими неприятными для нас действиями со стороны ближнего стоит какая-то его проблема. Через это, может быть, он косвенным образом вопиет: помогите мне решить мою проблему. А в итоге появляется еще одна проблема — начинается конфликт.

Но, знаете, когда все это постоянно, называть чувства уже нет ни сил, ни настроения. Хочется просто уйти, спрятаться или ответить агрессией.

Я сам так регулярно поступаю, потому что являюсь немощным человеком. Но понимаю, что когда я так делаю — я не прав. Есть такое древнее святоотеческое выражение — понуждать себя. Да, конечно, человеку достичь совершенства невозможно, но мы можем к нему стремиться, прикладывать усилия, являть усердие. И молиться Богу о помощи, без которой вся психологическая наука может остаться теорией. «Невозможное человекам возможно Богу», — говорит Евангелие. И еще приведу хорошую цитату из послания апостола Павла: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем… Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4, 26-32).

Резюмируя, получается, существует один-единственный способ прекратить постоянное ворчание супруга — сесть и поговорить о своих чувствах: «Я чувствую обиду, разочарование, иногда ярость, когда ты делаешь мне по 20 замечаний в день».

Если сказать со словом «ты», то человек будет парировать: «А ты сама такая-сякая». А если сказать: «… когда мне делают по 20 замечаний в день», то здесь партнер может задуматься — может, я правда перегибаю палку? И у него возникнет ответный вопрос: а как же мне тогда реагировать в такой ситуации? Тут уже можно попытаться его понять: «Да, я тоже не всегда бываю права, прости, что я часто не слышу твоих просьб». Как ни странно, это уже может стать началом разговора, началом диалога.

А о принципах диалога мы все время говорим на наших «Супружеских встречах»: «Слушать, прежде чем говорить; делиться, а не спорить; и прежде всего — прощать».

Эти правила можно выписать и повесить у себя дома на видном месте. И если по ходу разговора начинается ссора, сразу — раз! — посмотрели на эту бумажку: значит, один из принципов диалога нарушен.

Беседовала Анна Ершова

Поделиться в социальных сетях

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

348 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress